сова Кайлих.
очень нехороший, очень ленивый, грязный фетишист-извращенец (с) -Это не девушка, а мой племянник Кили! (с)
С тех пор, как я стала взрослой, я знала свое предназначение. Хотя, наверное, даже раньше. Отец еще в детстве показывал мне, как правильно совмещать травы, чтобы кого-то вылечить, дать сил или убить. И я тренировалась. Тренировалась много, упорно. В основном на животных, которых я встречала в лесу. Я приручала их, дружила с ними, а затем кому-то даровала силу, а кого-то убивала. Я прекрасно знала, что тех, кого я убью, уже будет не спасти и не вернуть к жизни. И знаете, мне это даже нравилось. В тайне я упивалась той властью над жизнью, которой я обладала. Я росла и взрослела, а вместе со мной и мои навыки. Я училась убивать так, чтобы это было незаметно, чтобы никто даже заподозрить не мог, что было вмешательство извне. Что самое забавное, я ничего не чувствовала, никаких угрызений совести, мне просто было все равно, я выполняла свою работу. Вместе с тем, я так же понимала, что, если меня поймают, меня ждет далеко не Холоми, а на быструю спокойную смерть мне можно даже не рассчитывать. Когда я не была занята учебой в университете, я выполняла пока что редкие задания. Кого-то не устраивало, что их зажиточный родственник все еще топчет землю, кто-то не хотел смотреть на мучения своих детей, умирающих от очередной неизлечимой болезни. Меня удивляло, что в Сердце Мира даже лекари способны не на все. Но как говорили мне те люди, что приходили ко мне, у них просто не было на них денег, а я брала по их меркам очень даже приемлемо. Годы шли, заказов было все больше, обо мне стали ходить слухи в городе, чему я была одновременно и рада, и не рада. С одной стороны, слухи это больше заказов, а с другой стороны, слухи это риск ненужных уш. Пока что мне удавалось скрываться, пока что слухи обо мне миновали длинные носы и чуткие уши Тайного Сыска города Ехо, чему я, конечно, была очень рада. Пока они не мешали мне жить, я не мешала жить им. Университет закончился, а мое поприще начинало развиваться. Мне платили больше денег, мне давали заказы лучше, интересней, опасней. Для еще большей конспирации я решила, что было бы неплохо устроиться на так называемую «официальную» работу. Именно поэтому я пошла к сэру Рогро Жилю и устроилась в «Королевский голос». Оттуда я черпала больше информации про свои цели, про Тайный Сыск. Мое внимание привлек один человек, а именно сэр Шурф Лонли-Локли. Мне показалось, что если за мной объявят охоту, то именно его и пошлют меня ловить. Меня это в корне не устраивало. Чтобы за мной гонялся этот сэр Дылда? Нет уж, увольте. Пусть он хоть трижды Смерть на Королевской Службе, я буду ловчее. Я еще не понимала, как сильно я ошибалась, как сильно я влипла. Через некоторое время моя слава в кругах бедняков настолько возросла, что это таки привлекло ненужные уши. Кто-то из этих трусов решил меня заложить господам тайным сыщикам. Дырку в небе над этими скупцами! Слежку за собой я заметила не сразу, о чем корю себя и по сей день. Как я могла быть такой невнимательной? Куда смотрела? Не заметить снующего за мной мужчину, одного и того же. Ай да я, ай да Хельна. Непутевая из тебя убийца, девочка, раз не можешь слежку выявить. А потом я стала замечать самого Шурфа Лонли-Локли. Он был рядом, когда я ходила на базар, был рядом, когда я отдыхала в уличных кафешках на «Гребне Ехо». Уж не знаю, что он почувствовал, когда понял, что его инкогнито раскрыто, мне было все равно. Вот только мне уже не хотелось его убивать. И ему, кажется, тоже, иначе я была бы уже мертва. Но я продолжала топтать землю, как и он. Продолжала наслаждаться мирским бытом, как и он. И я влюбилась. Как и он. Ну, насколько он вообще мог чувствовать хоть что-то. Хотя я не сомневалась. Просто одним днем он появился на пороге моего дома и сделал мне предложение, а я согласилась. Я оставила свое маленькое ремесло и остепенилась, насколько это возможно, клятвенно пообещав мужу (да-да, уже мужу), что буду использовать свой талант травницы только во благо.